alexbogd (alexbogd) wrote,
alexbogd
alexbogd

Category:

Про астму

Вот замечательная статья, которая показывает, чтó не так с американской системой здравоохранения. Пример простой: астма. Реалии таковы: простые, сто лет известные и дешевые в производстве лекарства, которые могут себе позволить в развитых странах все люди, в США доступны только застрахованным, и то только тем из них, кому страховка компенсирует в достаточной степени расходы на лекарства. Опять же, если ты потерял работу, а с ней и страховку – твоя астма перестает кого-либо волновать, как и расходы, составляющие многие сотни долларов в месяц на тривиальное лекарство.

Астма на редкость мерзкая болезнь. Это, конечно, не рак, большинстве случаев она не смертельна. Но болезнь эта по большому счету неизлечима, ее можно только контролировать в течение жизни с большим или меньшим успехом. Если вы не контролируете свою астму, ваша жизнь быстро становится вам в тягость. Постоянное удушье, клокотание мокроты на каждом вдохе и выдохе, которое не дает ни спать, ни заниматься спортом, ни просто выходить на свежий воздух, полный гибельных аллергенов. Сопутствующая аллергия приводит к забитому носу, который вы не можете ничем «пробить» и который не дает нормально есть и спать, заставляя судорожно хватать воздух ртом с утра до вечера, прислушиваясь к безнадежному клокотанию в бронхах.

Как купировать приступы астмы и держать ее под контролем, хорошо известно. Это брoнхолитики и комбинированные стероиды, которые надо вдыхать в виде порошка или спрея. Таких веществ несколько, они хорошо известны и используются по большей части давно. Для носа применяются стероиды местного применения – скажем, назонекс. Еще используются разные противоаллергические препараты и антибиотики – например, всем известный аугментин. В тяжелых случаях принимают кортизон в таблетках, но это плохо по многим причинам, да и современные препараты позволяют обходиться без него. Эти лекарства позволяют человеку, которому было в тягость работать и жить, вести совершенно нормальную жизнь без особых ограничений, заниматься спортом, ходить в походы, работать, наконец.

Среднестатистический астматик в развитой стране принимает какой-нибудь дисковый препарат - симбикорт, например, или серетид, - стоимостью 30-40 евро в месяц, к нему эпизодически капает в нос дешевые, продающиеся без рецепта, капли, часто еще принимает противоаллергические препараты и на случай приступа держит баллончик бронхолитика. Вопроса о доступности не возникает, потому что государство регулирует цены на жизненно важные лекарства, обеспечивая их доступность. Оно же обеспечивает своевременное истечение срока патентов. То обстоятельство, что германский суд в 2010 году лишил GlaxoSmithKline Plc патента на Advair (он же Seretide), повлияло на европейские продажи препарата, но не сделало компанию банкротом – по-прежнему продажи только этого патентованного лекарства составляют $8 миллиардов в год!

Только вот в Европе диск Seretide 250 мг стоит в районе 30-40 евро, а в США больше $300 за месячный курс, плюс еще $150-300 за визит к врачу, который выпишет рецепт. Почему? Во-первых, в США государство регулирует только некоторые, очень небольшие рынки лекарств, причем регулирует фрагментарно и непоследовательно. Например, антигистаминные препараты нового поколения, знакомые каждому аллергику зиртек и кларитин, дешевы благодаря истекшим патентам. Еще несколько лет назад ситуация была такой же со всем известными баллончиками от астмы. Но их позволили запатентовать повторно – благо патентная система в США представляет собой полный кавардак. В результате старейший противоастматический препарат альбутерол стоит до $100, тогда как 10 лет назад стоил $15. Стероид пульмикорт, который в Европе стоит $20, в США продается по $175. Простейшие спреи для носа стоят $250 в месяц, тогда как в Европе обходятся по цене чашки кофе и продаются без рецепта вкупе с большинством противоастматических препаратов.

Цены продолжают расти. В США регулирование цен – почти табу, поскольку это предположительно вредит рынку. Но в сфере противоастматических лекарств из-за нелепых патентных правил и по другим причинам конкуренция очень мала, а производство дженериков невыгодно. Само вещество, может быть, вы и сможете продать, да только адекватные дозаторы все запатентованы, и фармацевтические гиганты будут беспощадно судиться со всяким, кто попытается сделать доступное лекарство от астмы. Деньги на это у них есть – в США, где, в отличие от большинства стран, продающиеся по рецепту препараты можно рекламировать по телевизору, на эту рекламу тратятся сотни миллионов долларов ежегодно. И еще $250 миллионов в год уходит на лоббистов в Вашингтоне – по этому показателю фармацевтическая индустрия превосходит военную (!!!)

Что же делают простые американцы, у которых нет страховки или есть страховка, но она покрывает лишь часть расходов? Они стараются обойтись без необходимых лекарств, самовольно сокращают дозировку, просят знакомых привезти пару дисков из Европы, рыщут по местным докторам с просьбой дать им пробник препарата на несколько вдохов, обращаются в фармацевтические компании с просьбой оказать благотворительность и выделить препарат бесплатно. Но все равно сотни тысяч, если не миллионы американцев вынуждены ставить на кон качество своей повседневной жизни, потому что давно известное лекарство кто-то вновь запатентовал и стрижет с него десятки миллионов долларов прибыли. Распространяется такая ситуация не только на противоастматические препараты, но и жизненно необходимый диабетикам инсулин, и на алкалоиды, которые можно найти еще в египетских мумиях – в США эти препараты спокойно можно сделать источником наживы.

Спрос на противоастматические препараты неэластичен, люди сделают все, чтобы получить их, потому что – повторю в третий раз – без них жизнь астматика порой невыносима. Эту ситуацию используют повязанные друг с другом лобби фармацевтических компаний, врачей и страховщиков. Государство не вмешивается, а если и вмешивается, то все портит (видите ли, предыдущие дозаторы были экологически вредны, их запретили, а новые дозаторы позволили запатентовать и на этом обирать больных). Тем временем стоимость лечения для среднего астматика в США увеличилась за последние годы в разы, и цены продолжают расти. И никому нет до этого дела.

Очевидно, бесконечно так продолжатся не может. Бунты астматиков представить себе трудно – эти люди будут мучиться молча. Но при нынешнем развитии ситуации, когда цены и расходы на лечение растут бесконтрольно, очень скоро государственные социальные программы, такие как Medicare и Medicaid, окажутся на грани банкротства. Тогда, очевидно, какой-нибудь демократический президент пойдет дальше Obamacare и введет жесткое регулирование цен на лекарства. Это вызовет колоссальный взрыв политической борьбы в Вашингтоне, очередные шатдауны правительства, угрозы дефолта. Но тем не менее регулирование цен будет введено, потому что США просто не смогут себе позволить действовать иначе. Здравый смысл должен восторжествовать. Жизненно важные лекарства должны стать доступными людям, которые в них нуждаются. Произойдет это, вероятно, не из-за сострадания со стороны политиков и фармацевтов, на которое надеяться абсолютно бесполезно, а просто чтобы не допустить банкротства социальной системы. Но это произойдет.

P.S. А тем временем крупнейшие фармацевтические компании сейчас вкладывают миллиарды в строительство фабрик по производству революционно новых препаратов, снижающих уровень холестерина в крови. Их себестоимость, но и многомиллиардная маржа, будет переложена на плечи застрахованных, а также на плечи государства. Миллионы людей умрут от сердечных болезней, прежде чем эти препараты станут доступными. Если когда-либо станут, конечно.

http://www.nytimes.com/2013/10/13/us/the-soaring-cost-of-a-simple-breath.html?hp&_r=0&pagewanted=print
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments